Жалеть до боли в сердце

Опубликованно: 15 июня 2009 Рубрика: Разное
3328 0 0 1 Размер шрифта: Добавить в закладки:
-Хотя бы на минуту представьте себя собакой, которая сидит зимой на холодном бетоне. Он видит только ноги людей, проходящих мимо. У собаки желудок сводит от голода, она всех боится, но не убегает, потому что надеется, что кто-то остановится и бросит кусочек, — говорит Ася Серпинская, спасительница сотен собачьих и кошачьих жизней. — Если я вижу собаку на дороге или щенка на остановке, уверена: не заберу я – не заберет никто.

Каждый может помочь бездомным животным. Тел.: (044) 241-0435, (097) 564-5907. Киевское городское общество защиты животных, код 19127855 Р/р №26006026437851 в Печерском отделении Киевского городского филиала АКБ Укрсоцбанк МФО 322012 благотворительная помо

 

Восемь лет назад преподавательница университета, кандидат физико-математических наук, а теперь председатель правления Киевского городского общества защиты животных, Ася Вильгельмовна Серпинская взяла в аренду полуразвалившийся коровник в Гостомеле, что под Киевом, и учредила приют для бездомных животных. Впоследствии выкупила его, заложив собственную квартиру.

Ася Вильгельмовна сознается, что до такой любви к животным нужно дорасти и созреть. Все началось в феврале 1999 года, когда служба отлавливания животных, так называемая «будка», поймала собак, которых женщина вместе со своими детьми подкармливала. Женщина поехала в приют в Бородянке, чтобы выкупить собак и выпустить их. Собак она не нашла, тогда 99 % отловленных животных погибали. То, что она там увидела, и изменила все ее последующая жизнь.

— Я видела еще живую собаку, которая еще мигала глазами, а другие выедали у нее печенку. Собаки смотрели на меня через решетки запуганными глазами и будто умоляли: «Спаси меня!».

Мы идем по разбитой дороге к приюту. Лай слышно еще с дороги. Женщина открывает калитку — несколько десятков собак, больших, маленьких, рыжих, белых, черных, с лаем прыгают, облизывают руки, лицо – целуют – мама пришла. Более смелые – запрыгивают прямо на руки, большие, – просто кладут лапы на плече и пытаются лизнуть. Собаки живут здесь в вольерах и на улице, и в помещении. У кошек отдельные апартаменты с летними террасами. Здесь есть кресла, диваны, столы, кошачьи домики и подушки.

— Поднимали помещение из руин, сначала построили вольеры на улице для первых 80 собак, потом понемногу делали внутренние: пищеблок, комнаты для работников, госпиталь, помещение для котов. Делалось все это постепенно по мере поступления средств, поскольку нас никто не финансирует.

Ася Вильгельмовна говорит, что для полноценной жизни приюта в месяц нужно $15 тысячи.

— Мы живем на небольшие пожертвования от небогатых людей. Хорошо, когда насобираем в месяц 3-5 тысяч гривен. Приют держится на двух пожилых людях – на мне и моем муже. Мы здесь работаем и грузчиками, и уборщиками. Муж – не такой фанат, как я. Он очень хозяйственный, на этом и подкупаю его. Нам так не хватает рабочих рук, нужны 6 рабочих, ветеринар, водитель, менеджер.

Сегодня в приюте живет около 700 животных – 500 собак и 200 котов. Многих из них Ася подбирает прямо на улицах – сбитых машинами, просто выброшенных. Кого-то подбрасывают, кого-то оставляют на время сами хозяева, а затем просто забывают забрать. Каждое животное, попавшее в приют, обязательно стерилизуют, делают прививку, лечат от паразитов. Травмированных лечат здесь же в госпитале.

Звонки на ее мобильный не прекращаются с утра до вечера: «Возьмите, заберите». Но приютуже переполнен. Едва ли не каждый день под его дверями женщина находит коробку с кошкой и котятами или привязанную к забору собаку с щенками.

«Когда заберешь животное с улицы, вылечишь, вложишь в него душу, только тогда поймешь его боль и страдание».

Каждый день единственная работница Валя в пяти больших котлах готовит для животных 600 кг еды. Газ здесь не проведен, поэтому котлы кипят просто на огне. Ася Вильгельмовна заключила договоры с мясными и колбасными цехами, магазинами на поставку продуктов, у которых истек срок хранения или которые потеряли товарный вид. Продукты привозит в приют собственный фургончик Аси Вильгельмовны.

Здесь много собачьего и кошачьего горя. Рябку с двумя ампутированными лапами привезли в приют из города Лубны. Пожилая учительница нашла возле дороги сбитую машиной собаку. Животное лежало там несколько недель. Она была на последней стадии дистрофии, а на перебитых лапах началась гангрена. Учительница выходила Рябку. В клинике собаке ампутировали лапы. Спустя некоторое время женщина позвонила Асе Вильгельмовне. «У меня кардиостимулятор, — говорила она, — вдруг что-то случится, Рябку просто выбросят». Ася Вильгельмовна не отказала: Рябку привезли на поезде, в корзине.

Четырехмесячную Люсю нашла одна из волонтеров приюта. По характеру травм можно было допустить, что щенка держали за кончик носа, а ножом срезали кожу и мышцы до костей по всей мордашке. Не осталось даже десен – зубы выпадают.

Попадают в приют и породистые собаки. Два года тому назад в приют хозяева отдали 9-летнего  ньюфаундленда Джесси. Хозяева выдумывали множество причин, чтобы избавиться от надоевшего животного. Привозят замученных овчарок, из которых «выжали» все соки. Год в приюте жила мастино неаполитано, которую волонтеры вынули из петли в гостомельском лесу.

Пока мы общались, от нас не отставали десятка два собак. Иногда они громко гавкали, громче только — похожая на таксу рыжая собачка по прозвищу Таксист, и нам приходилось перерывать беседу. Иногда животные замолкали и заглядывали нам в глаза, будто понимали, что речь идет о них.

— Животные не умеют говорить, потому все ощущения у них заострены. Они никогда не кусаются, разве что могут прихватить штанину от избытка чувств.

Каждые выходные в приют  наведываются волонтеры – убирают, присматривают, выгуливают собак. Каждый может приехать сюда, ведь этим животными так нужно общение с людьми.

Журнал «Вона»


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
СР, 22 мая 2024, 1:42 Курс НБУ: USD , EUR , RUR